Независимый сайт адвокатов Украины
«…Да будет слово ваше: «да – да», «нет - нет»; а что сверх этого, то от лукавого» (Евангелие от Матфея)

[ 21 June 2010 | Просмотров 1940 ]

Лидия Изовитова: “Все поняли, что гарантированная независимость судей — не такая уж гарантированная”

Лидия Изовитова прояснила подоплеку скандалов и конфликтов, сопровождающих сегодня деятельность Высшего совета юстиции (ВСЮ).

- Как вы оцениваете нынешние высказывания представителей Верховного суда (ВСУ) и Совета судей Украины (ССУ) по поводу того, что ВСЮ стал политическим органом, принимающим антиконституционные и незаконные решения?

— В происходящем сегодня вокруг ВСЮ есть ощущение дежавю. В июне 2007 г., на VII внеочередном Съезде судей Украины от судебной власти в сторону нашего органа тоже звучали обвинения в нарушении Конституции, незаконности и заполитизованности нашей работы. Те же обвинения, даже в тех же фразах и словах, звучат вновь и сегодня.

Лейтмотив происходящего остается тем же — кого определят в субъекты по назначению председателей судов и их заместителей. Как только чаша весов склоняется в сторону ВСЮ, он “назначается”, а решения ВСЮ провозглашаются “заполитизованными, неконституционными и незаконными”.

Давайте вспомним 2007 г. (в конце 2006 г. главой ВСУ стал Василий Онопенко, после чего ВСУ и ССУ начали интенсивно упрочнять свои позиции в судебной системе, наступая на интересы регионалов). 16 мая Конституционный суд (КС) признал неконституционным наличие у президента полномочий по назначению председателей судов. Решение было обнародовано 22 мая, а 30 мая Рада приняла постановление о временном наделении этими полномочиями ВСЮ. Но уже 31 мая собирается ССУ и принимает известное решение №50, которым они сами себе же присвоили данные полномочия, а через несколько недель это решение получило одобрение Съезда судей Украины.

Более того, Съезд начал кампанию по уничтожению конституционного органа — ВСЮ. Нас критиковали теми же словами, что и сегодня. Там выступали и глава ВСУ Василий Онопенко, и глава ССУ Петр Пилипчук, и другие судьи. Все они говорили о том, что судьи никому не отдадут свою независимость и свои полномочия. Мы слышали и призывы отменять все решения ВСЮ относительно судей. А что это, как не попытка защитить судейские корпоративные интересы? И как оценивать бурные аплодисменты делегатов Съезда, сопровождавшие такие призывы? Это законно и конституционно? Там нет политической составляющей?

- Но устные заявления к делу не пришьешь, да и оценка высказываний — вещь субъективная.

— Но сами решения Съезда свидетельствовали о политическом инструментарии, избранном для уничтожения ВСЮ. Посудите сами. Одно дело, если Съезд просит парламент изменить принцип формирования ВСЮ, чтобы в этом органе было более 50% судей. Но совсем другое — просить всех субъектов формирования ВСЮ об отзыве своих представителей. А в качестве примера Съезд уволил члена ВСЮ по своей квоте Валентину Палий — якобы за нарушение присяги. Еще двум судьям, членам ВСЮ Николаю Шелесту и Анатолию Скотарю, было предложено добровольно сложить полномочия. Съезд попросил и президента Виктора Ющенко уволить члена ВСЮ Александра Задорожнего за нарушение присяги. И такой указ был принят незамедлительно (в то время и до начала 2008 г. команды Виктора Ющенко и Василия Онопенко действовали заодно в судебной системе).

И это еще не все. Судьи-члены ВСЮ, независимо от субъекта их назначения, прекратили принимать участие в заседаниях. А с 25 мая 2007 г. то же самое делал и председатель ВСУ Василий Онопенко — член ВСЮ по должности. Пресс-служба ВСУ распространила заявление о том, что председатель не появится на наших заседаниях, пока более половины членов ВСЮ не будут представлены судьями.

В этой борьбе нет победителей — пострадали интересы и государства, и судей. Так, с июня 2007 г. по март 2008 г. ВСЮ не проводил заседаний из-за блокирования судьями его работы. Не принимались решения. Никто не мог быть назначен на должность судьи, никто из судей не мог быть уволен — все эти вопросы невозможно решить без представления ВСЮ. Скопилось огромное количество нерассмотренных документов. Предложения еще тех лет об увольнении судей за нарушение присяги рассматриваются только сейчас.

Кроме того, каковы результаты защиты “собственных корпоративных интересов” по обжалованию решений ВСЮ? Судьи обжаловали эти решения в тех же судах, где осуществляют правосудие, и затянули судебные процессы на долгие годы. Как иначе объяснить причину, по которой жалобы судей на решения ВСЮ рассматриваются судами около четырех лет и пока застряли на уровне апелляционной инстанции? Безусловно, такое положение дел не могло быть вечным. Сегодня законодатель определил единым судом для рассмотрения таких жалоб ВАСУ. И разве это не следствие борьбы с такой недобросовестной судебной защитой на общегосударственном уровне?

Как результат упомянутой борьбы и длительной блокады работы ВСЮ законодатель внес изменения в закон: кворум на заседаниях ВСЮ был снижен с 14 до 11 членов. Эта новация не противоречит Конституции, а ВСЮ работает и выполняет свои конституционные полномочия. Более того, сегодня в заседаниях ВСЮ принимают участие не менее 15 членов.

- Тем не менее упомянутое вами ощущение дежавю все равно остается смутным. Ведь в 2007 г. команда Василия Онопенко набирала обороты и усиливала полномочия по всем фронтам, а сегодня речь идет уже даже о безопасности самого господина Онопенко.

— На основании чего вы пришли к выводу, что сегодня речь идет о безопасности председателя ВСУ?

- Об этом свидетельствует новый вариант судебной реформы, разработанный под эгидой президента Виктора Януковича, а также неопределенное положение членов команды Василия Онопенко и критическая потеря руководством ВСУ влияния в разных органах власти.

— Я не могу говорить на темы, в каких коридорах власти было больше влияние руководителя судебного органа. Но если вы говорите о преследовании членов команды Василия Онопенко, то кого вы имеете в виду?

- Прежде всего речь, конечно, идет о господине Волкове. Ведь не секрет, что в ВСУ он был причастен к выработке стратегических решений — вместе с Василием Онопенко, Петром Пилипчуком и руководителем аппарата главы ВСУ Николаем Мельником. Помимо этого, нужно вспомнить судей Игоря Бараненко, Олега Бачуна, Николая Кишинского, Петра Ковзеля и, возможно, Нину Бабич.

— Давайте так. Бачун, Бараненко, Кишинский и прочие — это не судебная власть и не члены команды в том значении, в котором вы ее понимаете. Я не хочу дискутировать на тему, что такое судебная власть и кто ее носитель. Нельзя говорить и Мельнике в контексте судебной власти — он не судья. Я понимаю, какие подтексты несет ваш вопрос, но ВСЮ не имеет никакого влияния на вопросы, касающиеся должности Николая Мельника.

Василий Онопенко, Петр Пилипчук, Александр Волков избраны на должности Пленумом ВСУ и Съездом судей Украины, а следовательно, вотум доверия им оказали сами судьи. Если это команда, то создана она самими судьями.

С ответственностью заявляю, что вопроса о привлечении к дисциплинарной ответственности Петра Пилипчука никто не ставил. Что касается Александра Волкова, то два представления на увольнение его за нарушение присяги судьи не имеют политического шлейфа. Ведь до 2008 г. никто не знал о том, что судья Киевского апелляционного админсуда Игорь Бараненко — брат жены господина Волкова. Все это открылось случайно — оба утаили это обстоятельство при бессрочном избрании в парламенте. Установили, что в одном деле, где стороной был Волков, его же апелляционную жалобу рассматривал судья Бараненко, который лично открыл производство по делу и не заявил себе самоотвод. И Волков не заявил ему отвод как судье, рассматривающему дело. И эта жалоба была незаконно рассмотрена в пользу Волкова, что установил и ВАСУ.

Помимо этого, Александр Волков, как судья ВСУ, в кассационном порядке пересматривал решения, ранее вынесенные Игорем Бараненко, когда тот работал еще в системе военных судов. Не установлено ни единого случая самоотвода судьи Волкова по этим обстоятельствам.

- Вы можете на 100% констатировать, что в деле судьи Волкова нет политики?

— Если бы речь шла не о Волкове, а о любом другом судье в аналогичной ситуации, то, поверьте, решение об увольнении такого судьи также было бы принято. Ведь люди, которые обращаются за защитой в ВСУ с жалобами на решения, приговоры судов, надеются на объективное их рассмотрение. Граждане искренне надеются, что судья самой высокой инстанции увидит и исправит все ошибки, что он будет справедлив. Если бы они знали об упомянутых обстоятельствах, то их сомнения мог бы разрешить отвод судье. А сам судья обязан был отмести любые сомнения в своей объективности и заявить самому себе самоотвод. Так были ли, на ваш взгляд, основания для увольнения?

- Думаю, да.

— Вот тогда о политике и политических решениях по этому вопросу мы не говорим.

- Но как сегодня расценивать заявление не лидеров ВСУ, а члена ВСЮ по адвокатской квоте Сергея Сафулько о том, что ВСЮ превратился в политический орган, принимающий антиконституционные и незаконные решения при увольнении судей за нарушение присяги? Помимо этого, господин Сафулько сделал особый акцент на незаконности решения ВСЮ по Александру Волкову.

— Речь, конечно, идет о смелых заявлениях коллеги. Но какие факты стоят за декларацией? На чем основаны эти заявления и чем аргументированы? Это не более чем декларативное заявление.

- Судебная система сейчас в таком состоянии, что в каждом суде можно нарыть много чего. Однако сегодня дисциплинарное преследование охватывает целый ряд судей, близких к Василию Онопенко.

— Неубедительный аргумент. К Василию Онопенко близки все судьи страны. Ведь он — председатель ВСУ. У него априори не может быть “особо близких” судей. Давайте анализировать вместе. На заседании каждый член ВСЮ осуществляет реализацию своих полномочий. На ваш взгляд, каким образом?

- Скорее всего, посредством выступлений и голосований.

— Согласна. Так как вы присутствовали на последних заседаниях ВСЮ, то, безусловно, слышали дискуссию и по вопросу увольнения Волкова за нарушение присяги. В открытой части обсуждения каждый член ВСЮ волен высказывать любые, даже политико-правовые соображения. Были ли заявления Сергея Сафулько о неконституционности или незаконности происходящего?

- Нет, политических заявлений не было.

— Не будет нарушением тайны совещательной комнаты, если мы рассмотрим анонимные результаты голосований по рекомендованным к увольнению судьям. Тем более, что они фиксируются в протоколе заседаний ВСЮ. По Волкову было две рекомендации об увольнении, внесенные разными членами ВСЮ, которые рассматривались и голосовались отдельно. Ни по одной из этих рекомендаций нет ни одного голоса “против” увольнения Волкова, были только голоса воздержавшихся.

В такой ситуации позиция нашего коллеги вызывает, по меньшей мере, недоумение.

- А с чем же связывать тогда появление такого заявления члена ВСЮ?

— Разве что это иллюстрация его собственных политических взглядов, хотя приведенные факты говорят о том, что при реализации его полномочий на заседании в качестве члена ВСЮ политической составляющей не наблюдалось.

- Вы не связываете нынешнюю критику деятельности ВСЮ с недоверием к объективности и непредубежденности нового большинства, сформировавшегося сегодня в этом органе и имеющего в своем составе видных представителей нынешней государственной власти?

— Что значит “недоверие к большинству”? Давайте снова обратимся к фактам. Наиболее показательно заседание 26 мая с.г. На нем присутствовали 18 членов ВСЮ. По результатам внесено 11 представлений на увольнение за нарушение присяги. Если не учитывать решения по Волкову и Бараненко, статистика следующая: принято девять решений об увольнении судей за нарушение присяги, по которым было единогласное голосование. То есть голосовали “за” все 18. Но ведь если говорят, что ВСЮ имеет “опасное большинство”, которому якобы не доверяют, то, по логике, должно быть и “меньшинство”, которому доверяют. А как же тогда оценить единогласное голосование всех членов по вопросам увольнения судей за нарушение присяги? Где здесь неправильное большинство и правильное меньшинство? И где же заполитизированность принятых решений?

В последние годы все без исключения политические силы заявляют о плохих судьях и об угрозе национальной безопасности со стороны судебной системы. Понятно, что на определенном историческом этапе (особенно в последние пять лет) было сформировано и аналогичное общественное мнение. Естественно, что уровень доверия граждан к судебной системе понизился до нулевой отметки — даже со стороны тех, кто в суды никогда не обращался. У граждан в какой-то мере сформировался образ плохого судьи.

Не случайно программы всех без исключения политических сил поднимают на щит вопрос о судьях и судоустройстве.

Поэтому ни одна власть не может оставить этот вопрос без внимания, и, как следствие, пошли абсолютно прогнозируемые процессы. Давайте отнесем это к необходимой мере. Если нельзя изменить Конституцию, то нужно дать понять гражданам, что с незаконными решениями и провинившимися судьями идет борьба. Да и уровень правосознания судей вряд ли изменится в связи с принятием нового закона о судоустройстве. Судью нужно воспитывать, уважать, ограждать от влияний, но и наказывать, если это предписывает закон.

- Но закон, отладивший работу ВСЮ и порядок обжалования соответствующих решений, стал возможен только с избранием нового президента Виктора Януковича.

— Это свидетельствует о его умении определить приоритеты, быстро и эффективно принимать решения, понимании роли и значения ВСЮ в начавшихся процессах по наведению порядка в судебной системе, ведь каждая политическая сила шла с обещаниями уволить плохих судей, изменить законодательство, привлекать виновных к ответственности. Каждый об этом говорил! Но не каждый сделал шаги к реализации этих обещаний.

Вспомните хотя бы направленный президентом Виктором Ющенко в адрес ВСЮ список из 47 судей, которые нарушают закон. Ведь на день его получения абсолютное большинство указанных в списке судей нам было известно. По одним давно были внесены предложения о внесении представлений за нарушения присяги, но мы не могли их рассмотреть из-за отсутствия кворума или неявки судей на заседания. Мы долго топтались на месте.

- Однако закон был принят парламентским большинством, построенным вокруг Партии регионов. Как быть с тем, что в ВСЮ представлены регионалы Сергей Кивалов и Валерий Бондик, министр юстиции Александр Лавринович и замглавы Администрации президента Андрей Портнов?

— Андрей Портнов в 2007 г. был членом фракции БЮТ. В то время все говорили, что политические интересы БЮТ и Онопенко полностью совпадают. И тогда Портнов, если помните, вашему изданию давал интервью и защищал позиции ВСЮ. Он говорил о том, что представители судебной ветви власти, блокирующие ВСЮ, поступают неконституционно. В дальнейшем Андрей Портнов даже инициировал рассмотрение вопроса блокады ВСЮ на заседании парламентского комитета по вопросам правосудия. Комитет рассматривал данный вопрос, после чего ВСЮ заработал, блокада была снята. Следовательно, проблемами ВСЮ были озабочены противоположные политические силы.

Иного пояснения нет — спровоцировали принятие такого закона сами судьи.

- Сейчас ведутся разговоры о том, что и дело Василия Онопенко может быть рассмотрено на заседании ВСЮ.

— В отношении Онопенко внесено предложение об увольнении за нарушение присяги членом ВСЮ Ренатом Кузьминым. До внесения этого вопроса в повестку дня заседания ВСЮ и до принятия решения обсуждать подробности этой темы неэтично.

- Но сам факт имеющегося в ВСЮ предложения уволить Василия Онопенко можно рассматривать как давление и угрозу председателю ВСУ. Особенно когда увольнение судьи ВСУ Александра Волкова за нарушение присяги уже стало реальностью.

— Это предложение еще не рассматривалось. Но оно никоим образом не связано с увольнением Волкова, и я надеюсь, что мои коллеги рассмотрят данное предложение объективно.

- В рамках судебной реформы ВСЮ потенциально может получить новые полномочия — назначать и увольнять руководителей судов. Не слишком ли большая концентрация полномочий в одном органе? Кажется, что в таких условиях ВСЮ становится главным органом в судебной системе.

— Во-первых, таких полномочий у нас еще нет. Во-вторых, а вам не казалась чрезмерной концентрация полномочий, когда они были у ССУ? Мы уже три года говорим о том, что в стране отсутствует законодательно закрепленный орган, который должен назначать председателей судов. В то же время судьи говорят о давлении на них при принятии решений. Кто может надавить на судью?

- Политики, дисциплинарный орган, председатель суда.

— Политики у нас разношерстные, а дисциплинарный орган у нас сегодня — окружные квалификационные комиссии судей, Высшая квалифкомиссия судей. ВСЮ может осуществлять дисциплинарное преследование только судей высших судов.

Утверждают, что именно через председателей судов оказывают давление на судей. Если ССУ, который около трех лет назначал на эти должности, состоит предпочтительно из председателей апелляционных судов и его называют “советом председателей”, то естественным будет вопрос: имеют ли эти председатели апелляционных судов влияние на председателей нижестоящих судов, если они имеют отношение к их назначению?

- И это вполне вероятно.

— На ваш взгляд, не является ли такое положение определенным механизмом давления на судей?

- Возможно.

— Такое построение выглядит в конечном итоге как стройный механизм, вмонтированный в судебную систему. При этом данный механизм зависел от политической воли политиков, парламента или ориентировался на свою внутреннюю систему?

- Получается, что на внутреннюю.

— Следовательно, мы имеем дело с внутрисудебным механизмом давления на судей при принятии решений. Это все можно легко предполагать, и такое существует не только в Украине. В научных трудах это называется проблемой внутреннего давления в судебной системе на работу судьи. А если внешнее давление сжимает субстанцию, то чрезмерное внутреннее работает на ее разрыв. Мы наблюдаем определенный разрыв судебной системы сегодня. В некоторой степени породил его созданный самими судьями инструмент влияния на судей. Все поняли, что гарантированная независимость судей — не такая уж гарантированная. Судьи контролируются. Не процессуально — построен инструмент влияния на решение суда любого уровня через создание контролируемой вертикали судов. То, что был создан ССУ, напоминало виноградную гроздь, где каждая ягодка контролируется. И кто в таких условиях должен назначать руководителей судов? Желательно, чтобы этот орган был представительский, коллегиальный, независимый и состоял из юристов. Альтернативу ВСЮ в этом плане невозможно найти.

Андрей УМАНЕЦ
http://www.ukrrudprom.ua/digest/Lidiya_Izovitova_Vse_ponyali_chto_garantirovannaya_nezavisimost_sudey__ne_takaya_ug_garantirovannaya.html


Добавить комментарий